Экскурсии по Праге. Путеводитель. Танцующий дом в Праге

Без гида экскурсии в Праге скучны. Коль скоро под руками нет живого, то пусть будет хотя бы путеводитель. 

Не все мои экскурсии по Праге пролегают там, откуда можно увидеть одну из всем известных пражских достопримечательностей – «Танцующий дом».

Однако вопросы по поводу этого дома Туристы мне иногда задают. Разумеется, я на вопросы отвечаю, но это отвлекает от самой экскурсии.

Вот и созрело решение написать об этом доме здесь, чтобы не отвлекаться там.

К пражскому «Танцующему дому» можно запросто прийти, к примеру, прогуливаясь от Карлова моста по набережной Влтавы в сторону Вышеграда.

Примерно через десять минут перед вашими глазами предстанет железобетонное дитя воспалённого воображения архитектора-хорвата Милунича и неуёмной фантазии архитектора-канадца Гери.

Их творческий будун не может не вызвать восхищения!

В 1996 году у пражан впервые увидевших их плод архитектурного «деконструктивизма» единодушного экстаза не случилось. Многие из очумевших граждан спешили нырнуть в ближайшие пивные, чтобы на скорую руку сбалансировать полученные впечатления со своими душевными вибрациями.

Однако прошло время, и девятиэтажный образ танцующей пары гармонично рассосался в окружающей его Праге.

Теперь этот симбиоз двух вальсирующих башен пражане приветливо называют «Джинджер и Фред», имея в виду легендарных голливудских стэпистов Джинджер Роджерс и Фреда Астора.

Меня иногда спрашивают, почему именно на этом месте вырос «Танцующий дом». Я отвечаю: «Место и впрямь будто нарочно было выбрано так, чтобы это чудо архитектуры было видно со всех пражских сторон».

Тем не менее, как часто бывает в жизни, «не было бы счастья, да несчастье помогло».

В феврале 1945 года пролетающие мимо американские бомбардировщики как бы по ошибке вывалили 152 тонны бомб на Прагу. Дом, стоявший на месте нынешнего «Танцующего», превратился в осевшую в большой яме пыль, и вскоре стал унылым пустырём.

В 1963 году ответственными чехословацкими товарищами было принято решение построить на этом месте хоть что-то, чтобы хоть как-то прикрыть дворовую плешь. Решение, как и многие другие в те времена, отправилось полежать на долгие годы в долгий ящик.

Где-то в соседних домах жил-был, тогда ещё будущий чешский президент, Вацлав Гавел.

В 90-х годах, превратившись из «будущего» в «настоящего», Гавел вернулся к мысли застроить тот самый пустырь. Его знакомый архитектор Владо Милунич взялся за дело.

В процессе обсуждения с Милуничем «начинки» замышлявшегося дома сначала родилась идея организации в нём библиотеки, театра и большого кафе. Тем самым этот дом оказался бы в символической культурной линейке с пражской филармонией, народным театром и галереей Манес на Славянском острове.

Американо-канадский архитектор Фрэнк Гери с энтузиазмом откликнулся на предложение Милунича стать соавтором проекта.

В девяностые годы необычные архитектурные изыски входили в моду по всему миру. У Гери и Милунича тоже родился экстравагантный и совершенно несвойственный для Праги проект, удачно совпавший со временем всенародной чешской эйфории после Бархатной революции. Оттого «Танцующий дом» в известном смысле можно считать символом отсчёта нового чешского времени.

3 сентября 1994 года строительство «Танцующего дома» началось, а спустя два года закончилось.

Получившееся в итоге здание несколько отличается от своего первого бумажного проекта. Идее с театром и библиотекой тоже не суждено было сбыться. Основной «начинкой» дома стали в основном офисы и канцелярии, разместившиеся в несимметричных помещениях с кривыми стенами. Последний этаж башни-дамы занимает ресторан с шикарным видом на Прагу.

Концептуальная идея «Танцующего дома» и её архитектурное воплощение породили множество споров и дискуссий. Поначалу их волна была размером с сам дом, теперь уже страсти поутихли.

Граждане, нырявшие в середине девяностых «дабы успокоиться» в близлежащие от «Танцующего дома» пивные, теперь с гордостью тыча пальцами в «танцующий» изыск, философически замечают своим иногородним приятелям, «шо типа вона какая у нас наша любимая Прага, красотою лепа и бровьми союзна»…  

А на мой личный скромный и ничего не значащий взгляд, «Танцующий дом» лишь усилил магнетическую силу этого замечательного города.